Историческая справка

С сентября 1941 года советское военное командование предпринимало многочисленные попытки прорвать блокаду Ленинграда. Лишь 18 января 1943 года силами Ленинградского и Волховского фронтов было прорвано кольцо блокады в районе Рабочего поселка и Шлиссельбурга. Вечером того же дня Государственный комитет обороны СССР принял решение о строительстве железнодорожной магистрали на отвоеванном участке. Она должна была соединить внутреннюю блокадную сеть железных дорог с внешней, ведущей на Волховстрой и далее на восток страны. Пять тысяч человек днём и ночью рубили деревья, заготавливали шпалы, подвозили и подносили рельсы. Строительство велось в тяжелейших условиях и под прицельным огнём врага, так как почти вся трасса просматривалась фашистами с близких Синявинских высот. Враг методично и довольно точно обстреливал каждый ее километр.

Машинам там было не пройти. Грунт приходилось таскать в трофейных мешках с карьеров, возить на санках и кусках кровельного железа. Ссыпали его в хлюпающее болото. Поверху настилали клети из бревен, вмораживали рельсы. Несмотря на нечеловеческие испытания, железная дорога длиной в 33 километра была построена всего за 17 дней. Она проходила вдоль левого берега Невы и южного побережья Ладожского озера между станциями Шлиссельбург и Поляны и имела 2 промежуточные станции. В нескольких местах дорога пересекала Неву, строителям пришлось возвести 3 деревянных моста. Особенно трудно дался ленинградцам свайно-ледовый мост через Неву напротив Шлиссельбурга, у начала Староладожского канала, где ширина реки равнялась 1050 м. Течение реки сносило сваи. Мост-эстакаду строили полукругом, выгнутой стороной навстречу мощному потоку Невы. Это удлинило мост до 1300 м, но делало его более прочным. В дно реки копрами забивали сваи, поверх льда вмораживали шпалы, на них укладывали рельсы. В сутки давали по 100 погонных метров готовой эстакады. Этот подвиг был совершён преимущественно женщинами, которые, невзирая на голод, холод и страх, трудились сутками, чтобы установить железнодорожное сообщение между Ленинградом и Большой землёй.

Для обслуживания трассы была создана 48-ая паровозная колонна особого резерва НКПС. Машинистов не хватало – их разыскивали на фронте и самолётами доставляли в осаждённый город. Девчонки с косичками, вчерашние ленинградские школьницы с комсомольскими значками на ватниках стали кочегарами и стрелочниками, кондукторами и помощниками машинистов. Отправляясь в очередной рейс, они не знали, вернутся ли живыми. Эту трассу сами железнодорожники окрестили «коридором смерти». Работать на ней было опаснее, чем сражаться на фронте. Здесь людям негде было укрыться, не было возможности отстреливаться, а фашисты прямой наводкой стреляли по поездам и бомбили с воздуха. Первые поезда с продовольствием и боеприпасами продвигались по коридору только ночью, с притушенными огнями. На Синявинских высотах, на 50 метров выше коридора, по-прежнему сидели вражеские наблюдатели. Сильнейшие авиационные прожектора, звукоуловители, позволяли засечь поезд, едва он въезжал на свайно-ледовую переправу через Неву. Начинался ураганный огонь, немцы могли бить прямой наводкой и охотились за каждым составом.

Судьба транспортного коридора определяла судьбу Ленинграда – внутри блокадного кольца почти два миллиона человек ждали помощи. К концу мая Шлиссельбургский трасса взяла на себя основную тяжесть перевозок: в Ленинград стало приходить до 35 поездов в сутки. За время работы по Шлиссельбургской магистрали в Ленинград было доставлено 75% всех грузов. Это позволило героическому городу выстоять, накопить силы и разбить у своих стен врага в январе 1944 года.

Наш сайт использует файлы cookies, чтобы улучшить работу и повысить эффективность сайта. Продолжая работу с сайтом, вы соглашаетесь с использованием нами cookies и политикой конфиденциальности.

Принять